Продолжая пользоваться сайтом, Вы соглашаетесь с условиями Политикой обработки данных, подтверждаете, что уведомлены о действующей Политике конфиденциальности и Положении о персональных данных, включая факт использования на сайте «Яндекс.Метрика».

Проповедь под праздник Крещения Господня (2003.01.18). Протоиерей Димитрий Смирнов

Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова под праздник Крещения Господня. 18 января 2003 года.

Святая Церковь празднует величайшее событие в жизни Христа Спасителя – Крещение Господне, завершение праздника Богоявления, которое началось с Рождества и продолжалось все эти святые дни, которые так и называются сокращённо – святки. Завершается вот этим воспоминанием и молитвенным переживанием вот этого события, написанного гениальным русским художником Ивановым в своей картине, которую, к сожалению, ему не удалось закончить, что тоже символично и промыслительно, потому что то, что он пытался изобразить, неисчерпаемо. Точку поставить в этом полотне невозможно. Собственно, художественными средствами это и нельзя изобразить, только очертить само событие.

Сегодня мы читали очень краткий отрывок из Евангелия от Марка, всего пять строк, как Христос пришёл от Иоанна креститься на Иорданской реке. Это событие имеет очень много разных аспектов, которые мы можем и созерцать, и исследовать, и делать для себя какие-то выводы. Самое главное – это то, что Cлово Божие пришло к человеку. Сейчас мы такие же грешные люди, как люди, жившие две тысячи лет назад, но немножко больше какой-то посторонней, не нужной для нашей жизни информации касается нашего ума. А так всё то же самое, все те же самые проблемы, те же самые трагедии. Самое сложное, в чём мы никак не можем преуспеть – это человеческие взаимоотношения. Это главная проблема, которая нам доставляет всяческие скорби. Это происходит от того, что нет необходимой любви, для того чтобы строить эти отношения. Такого материала, который бы обеспечивал это строительство, у нас не хватает. Из-за этого происходят такие вещи, что другие совсем чувства нами овладевают, они гораздо сильнее оказываются в нас. Может, и любим человека, но раздражение, гнев начинают действовать с большей силой и проявляется наше отношение к нему в форме ненависти, крика, обиды, мести, осуждения и так далее.

И так и в древнем мире: живут люди, одно государство, другое, каждый устраивает жизнь, как может, потом один на другого идёт войной. Иногда по нелепым поводам, но чаще всего, конечно, из жадности или из желания властвовать. Обычно такие всякие истории, хотя бывает и чувство мести, и странно понимаемая справедливость. Всегда во всяких этих войнах убивают, как правило, строго ни в чём не виноватых. Те, кто хоть в чём-то виноват, те умудряются это как-то обойти. Что тогда, что сейчас. Вроде самый плохой на свете бен Ладен, но он жив, прекрасно себя чувствует, и всё у него в порядке, а за что Афганистан разбомбили? Из тех, кто пострадал, были люди, наименее к этому причастные, хоть в этой войне, хоть в той, которую Советский союз вёл против Афганистана. Они и знать не знали ни тех, кто против них воевал, ни тех, кто в них палил. Те, кто всё это затевал, они жили спокойно в хороших пенатах, дышали свежим сосновым воздухом, доктора у них были, всё нормально, только по имени-отчеству отношение. Так, к сожалению, это всё происходит. Это наш страшный до отчаяния мир.

Сейчас я немножко попривык, но я помню, ещё лет тридцать назад меня это приводило просто в ужас. Представим себе эту чёрную, почти бескрайнюю вселенную, где холод, ноль по Кельвину. Среди этого мёртвого вакуума, пересечённого разными магнитными полями, летают микроскопические метагалактики, которые состоят ещё из галактик, те из солнечных систем, звёзд. Всё это вращается, этому конца и края нет. Где-то там болтается маленькая Земля, меньше, чем булавочный укол. На этой Земле какие-то несчастные люди, которые друг друга ругают, обворовывают, обыгрывают, дерутся, друг друга сажают, мучают бесконечно. Потом два-три-четыре-семь десятков лет проколупаются, тромб оторвался, инсульт. Помер, его закопали, и всё это дальше. Куда это всё и зачем? В отчаянии можно сказать, что вообще ничего смысла не имеет. Бессмысленное какое-то самоиздевательство.

Я давеча разговаривал с одним довольно умным человеком, ему на вид пятьдесят лет с небольшим или чуть меньше. Он рассказывал о своих переживаниях. Они вполне религиозные, но без Бога, потому что он Бога не знает. Вроде формально в жизни всего достиг, деньги, яхты, всё что хочешь. Он же понимает, куда на этой яхте уедешь, всё равно потом закапываться в эту землю. Какие перспективы, если ты уже седой и чуть-чуть уже больной. Дай Бог детей вырастить, вроде такая оправдательная вещь, а дальше-то что? В этот кошмар приходит Христос, погружается в Иорданские воды, в которых люди омывали свои грехи, приходя к Иоанну креститься, чтобы освободиться от этой тяжести. Есть ли из этого абсурда какой-то выход? Есть, и Бог протягивает руку человеку. Человек, конечно, существо малоучёное, закомплексованное, необразованное, глупое, поэтому что-то человеку объяснять бесполезно.

Этот человек, о котором я рассказывал выше, тоже говорит: “Третий раз мы с тобой встречаемся, а никак о самом главном не поговорим”. Очень просто – потому что за столом какая беседа: “Вот супчик, вот салатик”. Прокушали, опять два часа прошло. Вроде уже к концу, к десерту, что-нибудь интересное всплывёт. Из-за этих супчиков всё главное и уплывает. Даже если человек имеет какие-то намерения, какие-то мысли, он больше любит сам поговорить, чем чего-то узнать. «Слав, ты чего не крестишься-то?» – «Я ещё не созрел», – «А сколько тебе лет?» – «Пятьдесят шесть», – «А, ну зрей, зрей». Скоро тебя уже с работы выгонят, потому что ты уже соображаешь плохо, а ты всё зреешь. А за счёт чего ты зреешь? Сам человек не знает. Почему? Он не может думать, ему нечем. Это очень трудные процессы, нельзя взять самого себя и катализировать эти процессы. Нет, ничего не получается. В какой-то узкой области, в своей специальности или на огороде: “Вон какие я тыквы вырастил”. Тыкву съедим, а потом умрём, что будем делать?

Поэтому Христос приходит Сам, чтобы никому ничего не объяснять, чтобы просто человек на Него смотрел и видел, как один будущий апостол говорит другому: приди и виждь (Ин. 1, 46). Приди и посмотри. Древние святые отцы так устроили богослужение, которое само по себе ничего никому не объясняет, не разжёвывает, но даёт каждому человеку, в меру его возможности присутствия в этом действии, почувствовать всё то же самое, что чувствовали тогда же люди, современники Христа, именно в тот исторический момент, в той самой ситуации. Мы слышим все те же самые слова, которые они слышат, мы видим, если нам евангелист говорит о реалиях, что да, вот река Иордан течёт, такая узенькая, как до того столба, народишко такой собрался. Вот Христос входит в воду, Иоанн отказывается крестить, говорит, что не может Его крестить, потому что он понимает, что он человек грешный, а перед ним Сын Божий. Иисус сказал ему в ответ: оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду (Мф. 3, 15). Он со смирением исполняет своё послушание. Гром с Неба: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение (Мф. 3, 17). Народишко стоит, говорят: “Какой-то гром там”. Кто-то что-то расслышал, кто-то ничего не расслышал. Что-то такое беленькое мелькнуло. Другой говорит: “Нет, это голубь был”. Вот, собственно, и всё. Пришли и посмотрели. А дальше?

Отразится это на нас или нет? Пришёл в мир Христос, Сын Божий, Слово Божие стало плотью, чтобы мы могли таким образом усвоить, через Него усвоить слово Божие, обращённое к нам. Зачем? Потому что в этом слове для каждого из нас спасение от этого космического кошмара, в котором мы живём. Каждый должен и может, и Богу это угодно, найти вот этот свой путь, выплыть в этой жизни, чтобы она из направления к бездне, к преисподней, поменяла направление, и мы таким образом пришли бы к Богу. Бог пришёл к нам только потому, что Он хочет нас взять к Себе. Мы тут живём так безбожно, о чём-то рассуждаем, с кем-то дерёмся, воюем, а Бог-то нас любит. Нам это невдомёк, потому что мы вообще не способны на любовь. Так чуть-чуть поиграть – это да, а чтобы действительно всю жизнь отдать – это нет. Частями чуть-чуть в охотку мы можем, а если долго, напряжённо чем-то жертвовать, это нас раздражает, напрягает, утомляет. Нет – себе чего-то достичь, своё взять, другого подчинить. Как муж с женой всегда припираются: “Вот ты!” – “А ты сам-то!”. И пошло, потому что каждый хочет чего-то себе со всей этой ситуации получить. Нет чтобы: «На тебе». Как Христос говорит: кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду (Мф. 5, 40). Нас-то это всё не касается. Ну Христос крестился, нам главное окатиться водой холодной, вот это Крещение. Как правильно – вилку справа или слева? Как правильно – надо три раза или четыре? Да нет, сорок один. Почему сорок дин? Ну сорок один больше, чем четыре. Какая разница, что в лоб, что по лбу. А какой рукой, а как? А правильного нет, правильно – это когда рубашку просят, пальто отдать. Или когда просят пройти вместе десять минут, а ты прошёл два часа. Забыл про всё и помог, сходил, проводил, показал, вернулся, день потратил зря. Да нет, не зря, потому что как раз в этом-то и есть смысл, что день прожил не для себя, а для кого-то, ещё и задарма. Не то, что давай я тебе помогу, а потом счёт на двести долларов. Это не помощь, извините. Это твоя работа, твой бизнес, так ты на двести долларов нагрел человека, потому что он не знал, что ты с него деньги собираешься содрать. Он думал, ты помочь ему хочешь.

Христос пришёл, чтобы изменить эту жизнь и во многом изменил. Почему? Потому что Ему поверили очень многие. Сначала десятки, потом сотни, потом тысячи, потом миллионы. А почему Ему поверили? Почему нам никто не верит? Никто, даже родственники, даже дети не верят. Мама сынку говорит: “Пойдём в храм”. Он говорит: “Да ну, мам, я не хочу, вчера уже были, сколько можно”. Почему она его зовёт, вроде хочет ему хорошего, а он не идёт? Он не верит. Почему? А потому что Христос, чтобы убедить апостолов в том, что Он Сын Божий, в том, что Он их любит, Он на Крест пошёл. Они это видели. А мы ради любви не можем сдержать своё раздражение. Не то, что на крест пойти, а просто потерпеть, что-нибудь не высказать. Нам обязательно нужно высказать. Даже такую малость не можем потерпеть, а если в ногу гвоздь вот такой? А если в обе сразу? А если перед этим – плёткой? А если перед этим ещё о переносицу деревянную палку сломать? А если ещё перед этим терновый венец на голову, чтобы шипы язвили шею? Кто хочет попробовать, возьмите боярышник, сплетите и наденьте, походите так. А если ещё при этом над Тобой поиздеваются, если Тебе в лицо ещё будут плевать и говорить: радуйся, Царь Иудейский! (Мк. 15, 18) Не просто взяли и убили, а вот так надругаться, поиздеваться. А если ещё это вообще ни за что, просто ни за что. А если это ещё за всё то хорошее, что Ты сделал: мёртвых воскрешал, слепым давал зрение, хромым ноги, прокажённых исцелял, рыбу давал, показывал, куда надо сеть кидать. Почему так страшно? Потому что такие люди, а Он, Святой Бог, пришёл к ним, вошёл в Иорданские струи, чтобы они, вот эти полусумасшедшие дикари, стали другие. Чтобы в них, совершенно подлых и лукавых, возникло понимание, что могут между людьми быть иные отношения – отношения любви, порядочности, добра, смирения, снисхождения, где сильные не отнимают последнее у слабых.

Едут на богатой машине, врезались в плохую, бедненькую, говорит: “Завтра чтобы пять штук принёс”. Столкнулись, ну купи ты ему новую. Ты богатый, ты сильный, ты лысый, у тебя из плеч вместо шеи уже лицо растёт. Дай ему денег. Он в тебя врезался, пожалей его, дай ему денег. Пусть он себе новую “Ауди” купит вместо своего “Москвича”. Нет, отнять последнее. Есть другие отношения, можно совсем по-другому. Не так, когда много сильных отнимают у одного слабого последнее. Одни не знают, что с миллиардами делать, другому топить нечем. Ну что, трудно взять и подумать? Взял, закупил где-нибудь в Австралии печек буржуек и дров, всем раздал. Все топят, всем хорошо, всем тепло. Можно? Можно, но для этого надо подумать немножко, надо кого-то пожалеть, надо что-то такое устроить, организовать. Ведь не все могут организовать. Большинство людей, подавляющее большинство во всём мире, совершенно беспомощные. Они гораздо более беспомощны, чем грудные дети. А тот, кто умеет организовать, организовывает всё только для себя. Это же кошмар, к чему это может привести?

Христос пришёл, чтобы это изменить. И это во многом изменилось. Вы думаете, почему это вдруг у нас возникли какие-то пенсии, какое-то хоть частичное, но всё-таки перераспределение? Ведь десятки миллионов людей вообще ничего не делают, только телевизор смотрят, а на кефир им хватает. Кто-то там зарабатывает, им приносят. Они только жалуются, что мало и так далее. У большинства-то всё-таки топят, лампочка Ильича горит на кухне, это же всё есть. Во времена Христа такого не было. Если у тебя ноги нет, всё, будешь с рукой стоять и не прокормишься. А если у тебя глаз нет, если ты вообще ребёнок, сирота? Сейчас хоть какие-то детские дома, где-то что-то есть, тогда у людей понятия такого даже не было. Идут больные люди, в них камнями кидаются. Никому даже в голову не приходило что-то ему дать. А сейчас в любом храме народ кучкуется, почему? Подадут. Подадут и тому, кому действительно некуда деваться, подадут и тому, кто в этом бизнесе работает. Отчего это происходит? От того, что тогда, две тысячи лет назад, Христос вошёл в воды Иорданские. Мир начал меняться, он действительно изменился во многом.

Но прошло то время, тот апогей, всё теперь идёт вниз. Даже христианские народы забыли Христа, стали не только хуже мусульман, но и хуже всяких язычников. Выделывают такое, что страшно себе представить, что когда-то это был крещёный народ православный. Всех жалели, даже диву давались, сколько в людях добра, сколько в них любви, чтобы один другого заслонил и так далее. Это уже всё прошло. Мы с вами застали время более кошмарное, чем могло бы быть. Но это ничего не меняет. Мы какие были грешники, такие грешники и есть. Христос как был свят, так Он свят и есть. Какое слово Божие звучало две тысячи лет назад, такое и звучит. Всё зависит только от того, насколько восприимчиво к этому будет наше с вами сердце. Не всего мира, потому что понятно, что это затея безумная. И апостол Павел не думал, что пройдёт тысячу лет, и бриты, галлы, саксы, готы станут христианами. Они были уверены, что они не доживут до старости, а Христос придёт второй раз, что будет Страшный суд и те, кто уверуют во Христа, те спасутся, а те, кто нет, как говорится, сам виноват, для этого всё было исполнено. Они думали, что это произойдёт прямо вот сейчас. Сто лет спустя ещё так думали, а потом позже, время шло, столетия проходили. Оказалось, что у Бога совсем другой замысел. Господь, оказывается, ждёт. Он хочет, чтобы все люди, которые когда-либо родились на земле, все хотя бы раз в жизни задались вопросом: пойду ли я этим путём или нет? Сознательно приму или сознательно отвергну, дескать, я не дозрел. В преисподней будем все дозревать нормально, там температура для этого хорошая, тропики. Господь ждёт каждого. Пока на земле остаётся полтора десятка таких, которые ещё придут к Нему, Он ради них будет ждать и терпеть. Некоторые думают: “На земле такое творится, как Бог это терпит?” Вот ради тех полутора десятков людей, которые ещё могут стать христианами. Он видит это, Он, как опытный педагог, Он нам всем Отец, Он нас всех знает и видит возможности каждого. Он видит, что этот, этот и вон та ещё могут, поэтому будем ждать ещё. Сколько это продлится, никто не знает, даже Бог этого не знает. Почему? Потому что это от человека зависит, как он сам захочет. Что он захочет: отнять или дать, выругаться скверно или помолиться, объесться или попоститься, родить дитя или его убить, изменить жене или остаться верным ей, уйти и бросить или всё-таки терпеть её вечное брюзжание, но сохранять семью, украсть с работы или не украсть, в драке бить ногами лежачего или нет. Жизнь вся из этого состоит, из этого выбора. Куда мы направляемся и во имя чего? Что мы хотим: всё себе набрать хорошего и материального, а потом помереть, или всё-таки нам что-то Божественное требуется и хочется?

Христос нам предлагает как раз духовный пир. Ничего не обещает, никаких царский палат, нет. Вот вам крест, вот вам гвозди, вот вам плеть, вот вам темница, вот вам предательство. Вы ничего от Меня не получите. Ни один апостол не получил ни царских палат, ни счёт в банке, ни хорошую машинку, ничего не получил. Все получили только муку, все получили предательство, все получили только страшную смерть. Все, кроме Иоанна Богослова, который тоже свою долю мук претерпел. И так все, от первого до последнего. Все те, кто пришли ко Христу, прошли через страшные муки. Христос никому не обещает, что вот, мол, иди за Мной и всё у тебя будет нормально. Поэтому люди и зреют долго. Он знает, что если я дозрею, то надо посты, надо чтобы всё было честно, чтобы всё было правильно, поэтому говорит: “Я ещё не дозрел”. Когда руки уже будут трястись, когда украсть уже ничего не смогу, тогда я дозрею. Люди же понимают ответственность перед Богом. Это мы тут, православные, обнаглели до последнего, что в церковь ходим и этим же вечером можем любую подлость сделать. Мы уже к этому всему попривыкли. Пришёл, покаялся, если не забыл к понедельнику, что в воскресенье натворил. Батюшка простит. Если не убил, то уж к Причастию допустит, а остальное всё ладно. А если убил, и сам не пойду. Да и то, в тюрьме будет права качать: “Пригласите мне священника, у меня права человека”.

Глядя нашим помутнённым духовным взором на это великое таинство сошествия в воды Иорданские Христа Спасителя, мы должны не просто созерцать этот праздник и радоваться ещё одному поводу для душевного торжества, но и вспоминать о своей личной ответственности каждого перед этим актом Божественного милосердия к нам. Он это совершает для нас. Надо всегда помнить о том, что шаг в воды Иорданские был первым шагом на Голгофу, потому что явление Христа народу – это начало Его крестного пути. Поэтому, чтобы укрепиться, Он потом и держал сорокадневный пост, чтобы укрепиться на этот духовный подвиг по Своему человечеству. Как Бог, Он, конечно, в этом не нуждался. Он это совершил и для нас тоже, потому что духовная жизнь, к сожалению, во многом, практически во всём, полностью противоречит всей нашей телесной жизни. Чем интенсивней, чем прямее, чем мужественнее мы сможем пройти по этому пути, тем скорее мы достигнем общения с Богом в Царствии Небесном, тем скорей мы научимся и любви друг к другу, что Господь и хочет от нас. Аминь.


Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Нет комментариев

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.